15:21 

Вариации на тему давно минувшего

Nuada Silverlance
Пишет ami_mercredire в nuada_ru: Вариации на тему давно минувшего

Гуси – это гадость. Плохие. И коза плохая, глупая. Почему маманя меня всё время за ними гоняет? Так ещё и Джейми дразнится. Дурак. Ой, коленка болит, маа-ма…
Мойра шла, и плакала. Она забрела уже в густой и страшный лес, где никогда не была, а глупая коза всё не находилась. Как без неё домой пойти? Никак. Маманя убьёт, а папаня пошлёт опять в лес, ищи, скажет. И не возвращайся. Мойре всего шесть, но она уже понимает, что коза для семьи важнее, чем она. Болят разодранные коленки, пару раз она уже крепко споткнулась о корни. Босые ножки грязные и в кровь израненные о какие-то колючки. Мойра идёт и плачет, уже не вытирая слёзы и сопли рукавом кофты.
- Маа-ма…мааа-маа…. Ой, какой страшный лес. Наверно, здесь живёт анка. Вон, какие высокие и зелёные деревья, и под ними почти темно. Сверху как крыша из листьев, и солнце еле-еле видно. А скоро уже смеркаться начнёт. И уж тогда чудовища подкрадутся, и разорвут её, горемычную, на мелкие кусочки. Так говорил Джейми, он-то знает. И козу для мамани никто не найдёт. Ой бедная Мойра, горемычная…
Только что-то светлое впереди мелькает. Не коза ли? Ой, водичка. Босые ноги идут по песчаному бережку лесной речки, вода приятно холодит и царапины уже не так болят. Так где там светлое, ведь может, это коза? А если Мойра её найдёт, то сразу побежит домой! И ей, может, достанется пара картофелин от ужина, и маманя нальёт молока от козы.
Мойра бежит вперёд, не разбирая дороги, со всей быстротой на которую способны её босые грязные ножки. И вдруг останавливается, как налетев на стенку. Кто это?
Высокие оба. Дядя и тётя, тётя с длинными волосами, цветом прям как солома. И дядя тоже, вот чудно. Какая странная на них одежда. Богатые, наверно. Стоят спиной, дядя что-то тёте говорит, и за руки её держит. Страшно, вдруг они злые? А может, видели Мойрину козу… Надо спросить, но страшно.
Вдруг дядя оборачивается, и Мойра громко кричит от ужаса, во всю глотку. Не может быть у человека такой белой кожи, как у мертвеца. А глаза – ровно как у волка, которого Мойра видела один раз через ограду. Мамочка, вот они, злые духи. Тётя тоже белая, как смерть, но глаза не такие злющие.
Мужчина делает шаг вперёд, и что-то на поясе рукой ищет. Мойра вопит ещё громче, закрыв крепко-накрепко глаза. Ой, как страшно. Смертушка моя пришла, ой Святой Патрик и дева Мария! Мааа-мааа!
Она замолкает. Вдруг её по голове гладит чья-то ладонь. Она приоткрывает глаза. Дядя стоит поодаль, хмурится. Тётя подошла ближе, и гладит Мойру по волосам. Она не очень страшная, от неё приятно пахнет. Только всё равно они духи. Не бывает таких людей.
- Тише, не бойся, – говорит тётя. Голос напоминает Мойре, как льётся холодная вода в ручейке.
- Я козу ищу – вдруг жалуется Мойра, судорожно всхлипывая. Почему-то сразу захотелось рассказать тёте про свою беду. Может, эта тётя добрый дух? Может, и правда видела козу здесь?
Тётя что-то говорит дяде. Тот не хочет подходить, вроде. Наверно, боится запачкать красивое платье, Мойра же такая грязная. Ей вдруг становится стыдно она утирается рукавом. Коленка болит.
Тётя это чувствует. Она, видно, добрая к детям, как старый дедушка Альберт. Что-то сказала дяде, как будто наругалась. Но не как маманя на папаню, те как начнут орать, так хоть из дома беги. Потом платком всё лицо Мойре вытерла, и коленки тоже. Подула на ссадины, ой, как защипало! А потом вдруг стало хорошо, будто и не падала.
Подошёл, наконец, дядя. Смотрит как-то зло, Мойре это неприятно. Будто не Мойра О`Каллахан тут стоит, а навозная лепёшка вонючая. Тётя же её вытерла, что ему ещё надо? Девочка, набычившись, смотрит ему в лицо.
Тот тоже глядит на неё. Потом нехотя улыбается чёрными губами. Видно, всё-таки чистое у Мойры лицо, не грязное. Страшно немножко всё равно, но они не духи. Так что и сказать можно, и про козу спросить, наверно.
- А…а вы… вы козу тут не видели? – бубнит она себе под нос, опустив глаза на зелёный мох под ногами.
Дядя что-то говорит тёте, и берёт её за руку. Тётя улыбается Мойре на прощанье, но ничего не отвечает. Они уходят, идут прямо в кусты белого шиповника, колючие. Но кусты расходятся в сторону, пропускают их и закрываются снова. И вдруг начинают расти прямо на глазах, она такого никогда не видела. Всё гуще и гуще, вьются колючие ветки, и на них распускается всё больше маленьких тугих розочек, кипенно-белых, с розовыми серединками. Мойре почему-то сладко и странно, всё сильней пахнет шиповник. Она слышит тихий стон издалека, и не знает, что это такое, не может понять. Мойре всего шесть.
А шиповник вдруг начинает расти прямо к ней, веточки касаются её лица. Но на них нет ни одной колючки, они мягкие-мягкие, как новорождённые щеночки. Девочку тянет в сон, она ложится и сворачивается калачиком. Веточки подушкой пружинят под головой, листочки мягко укрывают тело, точно пуховое одеяло. Мойра О`Каллахан спит, как принцесса в колыбельке.
Немного погодя, к кусту приходит пропавшая коза. У неё немного удивлённый вид, как будто её мягко, но решительно привели сюда за рога. С рогов свисает ветка плюща.
Сильно и сладко пахнет шиповник.

URL записи

@темы: Фанфикшен, Репост

URL
Комментарии
2010-05-13 в 02:06 

починяю примус
Необычно)

2010-07-25 в 23:34 

Морихэл
Квинтэссенция Бесполезности.
Очень красиво.

   

Синхронные полёты крыш

главная